В России гипнотерапия особо не распространена.

Интересуясь этой темой, люди скорее всего сталкиваются с «эриксоновским гипнозом».

В этом посте речь пойдет о реальной эффективности этого «гипноза», и о том, почему его результаты сравнимы с консультацией психолога или разговором по душам с другом.

Сразу хочу заметить, что у меня за плечами 190 часов формального обучения и практики одному только «эриксоновскому гипнозу», поэтому приведенные ниже аргументы основаны на личном опыте.

Что такое эриксоновский гипноз?

Слово «эриксоновский» появилось в результате желания копировать изумительные результаты Милтона Эриксона — известного американского психиатра и легендарного гипнотерапевта, получившего широкую известность в середине XX века.

Он стал известен своим изобретательным применением техник скрытого гипноза и косвенного внушения, которые позволяли ему добиваться феноменальных результатов со своими пациентами.

Желая повторить такие результаты, многие стали анализировать его речевые конструкции, чтобы найти воспроизводимые шаблоны. Последователи Эриксона считали, что повторяя его своеобразные речевые обороты и используя косвенные внушения, они смогут помогать людям совершать такие же фундаментальные и быстрые изменения, как и сам Эриксон.

На этой почве известными стали Р.Бэндлер и Дж.Гриндер — создатели Нейро-Лингвистического Программирования (НЛП), которые описали речевые конструкции Эриксона в своей «Милтон-модели».

Использование этой модели, ряда гипнотических принципов и феноменов вроде каталепсии руки получило название «эриксоновский гипноз«. И тут начинаются проблемы.

Об исключительности М.Эриксона

Парадокс заключается в том, что почти никто не может делать то, что делал Эриксон. Сам он не создавал никакой школы или системы гипнотерапии. Его находки и мысли были записаны учениками и последователями, в частности доктором Э.Росси. Сам Эриксон делал акцент на индивидуальном подходе к каждому пациенту. И действительно, если почитать истории его работы, для каждого пациента Эриксон придумывал свой подход, часто очень необычный и непонятный (см. книгу «Мой Голос Останется с Вами» автора С.Розен).

Важно упомянуть, что у самого Эриксона была очень непростая судьба и особое восприятие реальности. Он начал говорить в 4 года, страдал полиомиелитом, почти не различал цвета и высоту звуков, в детстве страдал от дислексии и провел часть жизни в инвалидном кресле.

Ограничение двигательной активности позволило ему с раннего возраста начать формировать чрезвычайную наблюдательность и понимание тонкостей человеческого общения. Физиологические особенности, образование врача и огромный опыт работы привели к определенному восприятию, которое не доступно большинству людей. Например, он мог заметить, что человек входит в транс, по изменению пульса, который он считывал по вене на шее пациента.

Эриксон был уникальным человеком. И обладая опытом и восприятием, которого не было у других, он мог иначе понимать проблемы людей и пути их решения, что делало его таким эффективным. Мало повторять его речевые обороты для получения таких же результатов.

***

Теперь, предположим, что можно повторить работу Эриксона. Но если детально изучить структуру «эриксоновского» подхода, то он не выдерживает никакой критики.

Сеанс эриксоновского гипноза по сути состоит из двух частей. Наведения транса и рассказа клиенту терапевтической метафоры с косвенными внушениями.

Посмотрим, что не так с каждой из них.

О важности наведения транса

Чтобы использовать любые техники гипноза, очевидно, что состояние гипноза сначала необходимо создать. И тут «эриксоновский гипноз» наступает на грабли с порога.

Для того, чтобы навести транс «по-эриксоновски» человека просят занять удобное положение, закрыть глаза, расслабиться, почувствовать ряд ощущений и вспомнить что-то приятное — звуки, образы, новые ощущения. Как только эти ощущения и образы пришли, можно начинать терапию.

Вопрос на миллион долларов — где здесь гипноз? Как понять, что человек в гипнозе, а не сидит в расслабленном состоянии с закрытыми глазами? И если он в гипнозе, как понять, на какой его глубине? Ответ очень простой — никак.

Состояние гипноза — это состояние сознания. Оно никак особо не ощущается и характеризуется только появлением у клиента доступа к тем ресурсам своего подсознания, которые нужны для решения проблемы. Как понять, что это произошло? Сам гипноз и его глубину нужно проверить.

Отсутствие таких проверок — основная причина неэффективности «прогрессивного мышечного расслабления». Это известный и очень ненадежный способ наведения транса, который используют как многие «профессионалы», так и обычные люди для самогипноза. В нем клиента просят последовательно расслабить группы мышц всего тела в течение 20-30 минут. По окончанию этого расслабления считается, что человек в гипнозе. Но это не обязательно так.

Хорошие, надежные наведения (например, наведение Д.Элмана) имеют встроенные скрытые тесты. Когда человек их успешно проходит, оператор может оценить глубину гипноза.

Зачем нужны все эти уровни?

На разной глубине гипноза доступны разные феномены. Я использую шкалу Г.Аронса, различающую 6 уровней гипноза. Со своими клиентами я не начинаю работу, пока не пойму, что они находятся на уровне 4 (сомнамбулизм) или глубже. Только в этом состоянии внушения и техники будут работать, как надо. Нет никакой надежды на авось или удачу. Человек либо на нужном уровне, либо нет. И если нет, то транс углубляется, пока нужный уровень не будет достигнут.

Некоторые продвинутые техники просто невозможно делать в неглубоком гипнозе. Например, для возрастной регрессии человек должен быть способен видеть галлюцинации — уровни 4-6. Если он в гипнозе, но на уровнях 1-3, техника не пойдет.

Что в этом плане делают эриксоновцы? Максимум, они могут проверить каталепсию или левитацию руки (феномены легкого транса — 2 уровень по шкале Аронса).

На мой взгляд, это одна из причин сложности и витиеватости речи Эриксона. Поскольку нет возможности проверить глубину транса, нельзя убедиться, что критическое мышление достаточно неактивно. (про обход критического мышления см. видео «Правда о Гипнозе») Поэтому постоянно приходилось использовать сложные, отвлекающие внимание обороты, чтобы само внушение имело возможность проникнуть в подсознание. Это просто утомительно для оператора. Намного проще убедиться, что человек на нужной глубине, и давать ему прямые внушения.

Что не так с терапевтической метафорой?

Допустим, человек оказался на нужном уровне транса. Но поскольку никаких проверок нет, это может произойти только по воле случая. Но допустим, клиент в гипнозе на нужной глубине. Что дальше?

Эриксон рассказывал много метафорических историй, имеющих отношение к проблеме клиента и ее решению. Метафора — один из типов косвенного внушения. Человек слушает историю, а подсознание проводит параллели и делает выводы, исходя из образов и символов. Эриксоновцы стараются делать то же, вставляя в историю возможные решения проблемы главного героя, надеясь, что подсознание на них среагирует и активирует ресурсы — навыки, знания, опыт, — необходимые для улучшения состояния. Но здесь появляются следующие проблемы.

У любой проблемы и симптома есть причина. Проблема откуда-то взялась, как-то возникла. Логично предположить, что если найти причину и устранить ее, то проблема уйдет. Какое отношение к поиску причины имеет метафора? Никакого.

Предположим, человек в депрессии и пришел на сеанс «эриксоновского гипноза». И пока он сидит с закрытыми глазами, ему говорят, что жил-был грустный человек, и ничего его не радовало, но он понял, сколько у него всего, за что можно быть благодарным, и стал радостным и счастливым. Я, разумеется, сильно упрощаю, но к этому сводится терапевтическая метафора.

Клиенты — это как правило неглупые, взрослые, психически здоровые люди. Они прекрасно понимают, что у них есть ноги, руки и глаза, а также работа, крыша над головой, семья и деньги — и что можно по этому поводу радоваться. Но все равно как-то нерадостно, поэтому с депрессией и пришел.

У этой депрессии есть причина. Часто эту причину человек не знает. Он может думать, что знает, но это не так. Или знает, но ничего сделать не может. Иначе говоря, если бы человек мог сам решить свою проблему, он бы давно это сделал и не пришел бы на гипноз.

Если человеку с депрессией сказать в гипнозе, что завтра утром он проснется и будет чувствовать себя радостно и бодро, не исключено, что так и будет. В этом сила внушения. Но поскольку причина депрессии осталась, результат будет иметь только временный эффект. И клиент в скором времени почувствует себя так же, как и до «гипноза» — в депрессии. К счастью для «эриксоновского гипнотерапевта», положительный эффект может позволить клиенту успешно «дотянуть» до следующей встречи, за которую психолог получит деньги, а клиент – очередное временное облегчение.

Эриксоновцы считают, что когда подсознание будет готово, оно среагирует на метафору и произведет нужные изменения. На мой взгляд, это недалеко от мыслей «если суждено, то поправится, а если нет, то слаб верой». Если ничего не произошло, подсознание пока не готово. Приходите еще.

***

Итак, подытожим, что не так с «эриксоновским гипнозом»

  1. Сам М.Эриксон был исключительной личностью, и его результаты во многом стали последствием его уникальных жизненных обстоятельств
  2. Его последователи придают слишком большое значение речевым конструкциям и косвенным внушениям, считая, что в самих словах есть какая-то магия. Без понимания принципов, стоящих за техниками, работа не будет эффективной
  3. Эриксоновцы не умеют наводить глубокий транс и проверять его глубину. Без этого критического первого шага большинство техник работать не будут
  4. Метафора и косвенные внушения не помогают найти причину проблемы клиента и устранить ее. Поэтому они могут дать только временный эффект
  5. В этом плане эффективность такого «гипноза» не выше эффективности разговора по душам с другом или психологом.

К счастью, все не так плохо. Если подойти к гипнозу с другой стороны, можно быстро и надежно получить желаемый результат.

Для этого нужно, чтобы гипнотерапевт умел —

  1. Наводить гипноз, углублять его до нужного уровня и проверять свою работу
  2. Понимать разницу между прямым внушением и другими техниками, а также знать, когда и какую применять
  3. Знать, как найти причину проблемы и нейтрализовать ее
  4. Устранить остаточные негативные эмоции, связанные с проблемой
  5. Устранить вторичную выгоду, если она есть.

Дважды подумайте, прежде чем пойти на «эриксоновский» гипноз и решить, что «гипноз не работает». Как к любой работе, к гипнозу можно подходить основательно и грамотно, а можно халатно и нерезультативно.

Используйте ваш мощный и способный ум, задавайте вопросы и включайте свое критическое мышление.

И любите свое подсознание!

Pin It on Pinterest